Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Гипсовые головы, читал вчера в Билингве

ДОРИФОР. Досада.

Открой окно, возьми, почувствуй.
Смотри – вот небо на веревке,
Смотри – художник на веревке,
Но скоро кончится веревка,
Тогда кого мы позовем,
Отчистим, вызволим, отмоем
От крови, семени и воска,
Оставим только запах пепла.
Налево будет виа Корсо,
Направо – виа Бабуино.
Бывает в жизни мало соли,
А наши призрачные деньги –
Они пока ещё не пахнут.
Давай сожжем наш чудный город.
Они что люди и актеры
Узнают только на пожаре.


АПОКСИОМЕН. Неуверенность.

Мы с тобою в церкви Святого Николая,
В ее алтарной части твоя голова.
А тело, что заковано в масляные латы,
В мелкий песок и некрупные слова,

Находится поодаль, но даже очень близко,
Каких-то метров двести до входа в Сандуны.
Там любой прохожий, ищущий прописку,
С улицы найдет и ширины, и глубины.

Здесь же, как в багажнике, место для запаски
На углу Рождественки без голоса и дна.
В городе Москве особенно опасна
При грехопадении эта сторона.

Только твой соперник – никогда не будет
Он тебя расспрашивать, по крайней мере вслух,
Все ли, когда падают, радостные люди,
Как парашютисты или Вини-Пух.

И – поехали:

Остання неможлива спiлка,
Непарный стираный носок.
А в голове моей опилки,
А в голове моей песок.


АФРОДИТА. Предчувствие.

В городе между мужчинами, женщинами и домами,
Где-то среди романа, когда мы уже легли,
Я вспомнил про ассигнацию в сотню немецких марок,
Которую я обменивал на ельцинские рубли.

На денежке Клара Шуман с породистыми глазами.
Купюра делает линии, как делает арбалет.
Если вертеть бумажку, куда они исчезают?
Такая милая дама, ей запросто двадцать лет.

Серый учебный гипс содержит светлые сколы.
Лето может вернуться, длиться ночь напролет.
На личном досмотре в Шарике бывало и не такое –
Разделся с чужой подружкой и голыми в самолет.


ЦЕЗАРЬ. Одиночество.

Когда его хоронили, я девушку провожал.
И всё было оцеплено от Кузнецкого до Площади Революции.
Мы шли вдоль цепочки солдат внутренних войск
И я чувствовал, что все они сильно возбуждены.
А она говорит: «Я – это лучшее, что они видели за сегодняшний день».
И ещё: «Почему такие грязные стекла в нашей прекрасной стране?
Я видела фотку – там убийца Кеннеди с женой Мариной, такая минская девочка.
Как известно, Минск, сильно разрушенный во время войны,
Спроектировал и отстроил один московский еврей, забыла его фамилию».
Я знал, что архитектора звали Лангман, он много чего построил.
Из-под рук его и других империя расползлась
В чьи-то пустые глазницы, в старые песни о главном.
Я знаю, на Украине есть Оранжевая Королева,
А ещё я когда-то читал про Зелёного Короля.